2003 ãîäó "Êðàñíûé áîð" ïðèíÿë 22,5 òûñÿ÷è òîíí òîêñè÷íûõ îòõîäîâ.  ýòîì ãîäó èõ áóäåò ïðèíÿòî îêîëî 25 òûñÿ÷ òîíí.  ìèíóâøåì ãîäó íà ïîëèãîíå áûëè ïîñòðîåíû è ñäàíû â ýêñïëóàòàöèþ îáâîäíîé è âíóòðåííèé êàíàëû, îáåñïå÷èâàþùèå áåçîïàñíîñòü ñîîðóæåíèÿ îò íåïðåäâèäåííûõ ñáðîñîâ òîêñè÷íûõ îòõîäîâ, î÷èñòíûå ñîîðóæåíèÿ ôèçèêî-õèìè÷åñêîé è áèîëîãè÷åñêîé î÷èñòêè õîçÿéñòâåííî-áûòîâûõ è ëèâíåâûõ ñòîêîâ. (4580)

Великая держава надеется на авось

“У нас еще есть запас в 50 см” — примерно так ответил на обеспокоенные вопросы журналистов господин Березин, представитель городского Комитета по охране окружающей среды, ездивший несколько дней назад на полигон токсичных отходов “Красный бор”.

Но оптимизм чиновника разделяют не все. В прошлую пятницу, 29 января, глава ГУПа «Полигон «Красный бор»» Виктор Колядов отправил письма в комитет по природопользованию и администрацию региона с просьбой объявить на полигоне чрезвычайную ситуацию. По его словам, режим ЧС официально заставил бы власти помочь в случае, если токсичная вода выйдет за установленные пределы.

“Красный бор” — крупнейший на северо-западе могильник производственных отходов, расположенный всего в 6км от Невы, выше(!) забора питьевых вод “Водоканалом”. Построен он на залежах синих кембрийских глин, которые, как ранее считалось, должны были обеспечить полную герметичность (как выяснилось спустя десятилетия — это не так).

Ресурс полигона полностью исчерпан и он уже второй год не принимает никаких отходов. Тем не менее, заполненность “Красного бора” постоянно увеличивается за счет дождей и снегопадов — котлованы находятся под открытым небом, а зеркало токсичной жижи уже на несколько метров выше уровня почвы.

О проблемах полигона стали говорить порядка 20 лет назад. В 1993 году Хельсинская комиссия из 9 стран по защите морской среды Балтийского моря признала “Красный бор” реальной угрозой благополучия региона. Тогда же федеральное правительство начало выделять первые миллиарды на строительство перерабатывающего завод. За два десятилетия завод так и не построен, а его проект уже не отвечает современным понятиям об экологии.

Решение такой острой проблемы не сдвинулось ни на шаг. Куда же ушли деньги? На вопрос журналистов “Новой газеты” в Счетную палату в 2004 году пришел ответ, что данная информация только “для служебного пользования”.

Изолированность полигона вызывает большие сомнения. Согласно последним экспертизам активистов “Гринписа” с “Красного бора” в реку Ижора, а далее в Неву, попадают сточные воды, вызывая многократное превышение уровня токсичных веществ. Кроме того, за последнее десятилетие на полигоне 4 раза вспыхивали сильные пожары, приводящие к вредным выбросам в атмосферу. Но это все “цветочки” по сравнению с реальной возможностью прорыва заграждений.

Экологи бьют тревогу. Еще 13 января в администрацию города было направлено открытое письмо от представителей экологических организаций: “Опасные промышленные отходы находятся на полигоне в смешанном состоянии в картах-котлованах под открытым небом – такого пренебрежительного отношения к безопасности граждан собственной страны нет нигде в мире”. Одна из активисток и жительниц Красного Бора, Виктория Маркова, на днях, в знак протеста против бездействия, объявила голодовку.

Одна великая держава построила этот полигон, с явными нарушениями при проектировании и строительстве, ее правоприемница вот уже двадцать с лишним лет делает вид, что решает серьезную экологическую проблему, попутно “осваивая” бюджетные деньги. Подставляя под удар 5-миллионный город, чиновники лучше будут клепать и обсуждать законы про патриотизм и защиту традиционных ценностей, а реальные проблемы — ну, глядишь, пронесет.

Пронесет ли — кто знает. В условиях кризиса затевать серьезные проекты достаточно проблематично, но поезд нефтяных сверх-доходов, похоже, надолго уехал. Ситуация такова, что к реальным шагам чиновников может побудить или чрезвычайная ситуация, или общественное давление.

Почему-то бытует мнение что сильное государство прежде всего необходимо для защиты своих граждан. Как мы видим, оно не просто не защищает, но и медленно травит его. Вы не умрете мгновенно, если пить воду или дышать воздухом с повышенным (но не смертельным) содержанием опасных веществ, но при длительном воздействии это обязательно отразиться на здоровье вас и будущих поколений. В 2007 году, после одно из пожаров на полигоне, заболеваемость аллергическим ринитом среди детей в поселке Красный Бор превысила областной показатель в 11 раз…

Так что будем надеяться. Или на авось, или на активность общества. Другого не дано.

Павел Морозов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>